Как архиепископ Кентерберийский Емельяна Ярославского заказал

А мог бы и самого Сталина заказать, но тот испугался и три раза с иконой над Москвой пролетел


Новое слово, № 101, 1943


РИСПИС: а кстати, что мешает сейчас выделить на каждый самолет, находящийся в простое, по иконе, да и полетать? Останется вирус только лопатой сгребать и в поленницы складывать.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Умерли все. Никого не осталось

А по нынешним временам смотрится даже слабовато.
Можно ж было польской курве подсочинить, как заградотряды гнали польских детей в атаку на немцев или что-нибудь про детские урановые рудники.


Новое слово, № 100, 1943

Художника обидели

Предыстория:

В Ялте закрыли набережную, Приморский и Пионерский парки
Опубликовано: 28.03.2020 17:24

В Ялте с сегодняшнего для закрыт доступ в Приморский и Пионерский парк, также перекрыта набережная города.
Как сообщила Ялте-24 руководитель аппарата администрации Ялты Ирина Романец, данные меры предприняты для профилактики нераспространения коронавируса. Пользуясь тем, что большинство людей сейчас сидит дома, на набережной будут продолжены ремонтные работы по замене плитки.
Администрация Ялты еще раз призывает горожан и жителей поселков находиться дома.




Происшествие (опубликовано художником из Москвы сегодня - 29.03.2020)



Терпила собственной персоной и его космические картины:



Вот плебс не понимает, прости господи, художника. Он нашел способ борьбы со злобным вирусом, а люди... Эх, не осознали заботу.

Относительно взрыва Днепрогэса 18.08.1941

При отступлении 18 августа 1941 г. убегающая Красная Армия взорвала плотину ДнепроГЭСа, убив в водной пучине 100 000 украинцев. Наступающие немецкие солдаты и офицеры Вермахта в оцепенении с ужасом лишь наблюдали в бинокли за разыгравшейся драмой гибели десятков тысяч людей.
Немцы при помощи инженеров Вермахта и силами украинских рабочих умудрились восстановить Днепрогэс, и платили за работу даже рейхсмарками. Но не успев поработать и год при контрнаступлении сталинских войск ее пришлось опять взрывать. Теперь уже при отступлении немцев. Кстати, к слову, при этой уже немецкой операции не погиб ни один советский, ни один немец и ни один мирный украинец ... Украине надо снять об этом фильм-катастрофу.

Такую срань выблевывает из себя некий полудурок evan_gcrm

Решил я перешерстить украинские оккупационные газеты относительно такой жуткой катастрофы.
Итак, первый раз взорванный Днепрогэс упоминается в феврале 1942 года в связи с гибелью большого количества РЫБЫ.


Дніпропетровська газета, № 47, 1942

Затем, период 1942 - 1943 года Днепрогэс опять же вспоминают в связи с рыбным хозяйством, отсутствием электричества, приездом немецких инженеров, восстановлением...

И только на вторую годовщину начала войны в прессе появилось нечто похожее. В полтавской "Новой Украине" № 105, 1943 года:



НА ГИГАНТСКОЙ ПЛОТИНЕ (От нашего корреспондента)
Запорожье. Красные убегали. В то время, когда плотина Днепрогэса была запружена красноармейцами, раздался страшный взрыв, потрясший Запорожье и окрестности.
Куски цемента и человеческих тел взлетели в воздух, разнузданная вода, более не сдерживаемая гигантской плотиной, словно обрадовавшись, взревела и ринулась вперед. Она заливала берега, прятала под собой шпили камней, покрывала низины Хортицы — места бывшей Запорожской Сечи.
Неважно, что  двигалась армия, безразлично, что в низине в плавнях расположилось для обороны много красноармейцев и их вода неминуемо затопит—советское командование хотело преградить путь наступлению немцев. Эта гигантская постройка, что строилась пять лет с большими усилиями, была разрушена.
Десятки тысяч рабочих погибли прежде, «по-ударному» строя эту плотину. Живые свидетели рассказывают, что не было
ни дня без многих смертей, без жертв. В одном месте отрывался камень, в другом на головы людей падала балка, в третьем—неуемная вода, ломая слабую временную преграду, прорывалась и навеки прятала тех, кто был на ее пути.
Но жизнь не остановить ни тоннами динамита, ни заложенными минами. Лишь на некоторое время замерли производства, прекратился ток.
Сегодня снова идет напряженный труд. Ярко горят электрические лампы в домах Запорожья, снова гремят мощные производства, идет нормальная жизнь.
Сверху, с гигантской плотины глыбами стремглав летит из пролетов, из серых каменных окон плотины вода, она кипит, ревет и брызгая белой пеной на десятки метров, несется вперед до Черного моря. А вдалеке вдоль берегов Днепра снуют лодки,- грузятся баржи, работают люди.
Д. Хорунжий
.

Из всей катастрофы получилось рассказать только о многочисленных смертях при строительстве станции, да о некотором количестве погибших во время взрыва плотины.
О жертвах наводнения не написано ничего. От слова "совсем", сославшись на то, "что в низине в плавнях расположилось для обороны много красноармейцев и их вода неминуемо затопит", а про гражданское население вообще не вспомнили.

Отмечу, что про события, связанные со взрывом плотины 18.08.1941, украинские газеты вопрос больше не поднимали.
Последний раз тема Днепрогэса была поднята в "Голосе" № 46 в ноябре 1944-го, где в статье "Свято „по—кремлівськи" говорится о том, что колхозников Украины Москва заставит восстанавливать станцию за свой счет.

После этого тема Днепрогэса в украинской оккупационной прессе закрылась навсегда.

Таким образом, можно сделать вывод, что в результате взрыва плотины от наводнения жертв среди советских граждан не было. И одновременно передать привет всем полудуркам, изыскивающих миллионы трупов.

Украинский национал-большевик

Только в самостоятельной украинской державе сможем углубить и закрепить социальные достижения октябрьской революции.


Оборона України, № 1, 01.08.1943

А вот что за защитник завоеваний Октября?
Тарас Бульба-Боровец.

Вот что бывает, когда и с немцами плохие отношения, и бандерлоги под себя подмять пытаются, да ещё и с советскими партизанами нейтралитет закончился.
Ну куда бедному крестьянину податься?

Жертвы красного террора

Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью... Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные "гости", которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках... (Красный террор в России)


Знамя советов, № 230, 1920

Потому что родители - уроды

Родители - уроды.

Нарожали кучу ребятенков, заставляли следить за ними. Живоглоты не понимали, что это они должны были за своими спиногрызами смотреть.
Из-за такой срани пришлось сесть на стакан в десять лет, а курить с двенадцати. По пьяне в пятнадцать лишиться девственности. С шестнадцати трахаться к каким-то таким же малолеткой, называя это "гражданский брак". Совершать неоднокраные кражи. Набить на сиськах зековские звёзды. Вылететь за пьянку с телешоу.

Потому что родители - уроды. Сдохните, твари.

Каторга за кукурузу, раскулачивание за доброту

...стоял Федор у крыльца Захарова дома (первый богатей
в соседнем Хреновском поселке), мял в руках отцов, заношенный до блеска,
картуз, говорил, с трудом вырывая из горла прилипавшие слова:
- Работать буду по совести... работы не боюсь. Жалованье - какое
положите.
Сам Захар Денисович, мужик малосильный, согнутый какой-то нутряной
болезнью, сидел на порожках крыльца и в упор, не мигая, разглядывал Федора
водянистыми, расплывчатыми глазами.
- Работник мне нужен - это верно. Одно вот: молод ты, паренек, нет в
тебе мужеской силы, и за мужика ты не сработаешь, это точно. А какую цену ты
с меня положишь?
- Какую дадите.
- Ну, все ж таки?
Федор вспотел, тряхнул картуз и, смущенный, поднял глаза.
- Кладите, чтоб и вам и мне было не обидно.
- Полтина в месяц, вот моя цена. Харчи мои, одежка-обувка твоя. А? - Он
вопросительно уставился на Федора.- Согласен?
Федор зажмурил глаза, подсчитывал, быстро шевеля пальцами свободной
руки: "В месяц - полтиниик, в два - рупь... За год - шесть рублев..." Вспом-
нил, что на рынке за самую немудрящую лошаденку запрашивали восемьдесят
рублей, и ужаснулся, высчитав, что за эти деньги надо будет работать
тринадцать лет!..
- Ты чего губами шлепаешь? Ты говори: согласен или нет? - морщась от
поднявшегося в груди колотья, скрипел Захар Денисович.
- Что ж, дяденька... почти задарма...
- Как задарма? А кормежка, во что она мне влезет? Рассуди сам...- Захар
Денисович закашлялся и махнул рукой

(Михаил Шолохов. "Батраки". 1928).





Уважаемая редакция Радио Свобода!
Я – Лариса Карловна Мовчан (девичья фамилия Шмагальская).

Об истории моего рода мне постоянно рассказывал мой отец – Шмагальский Карл Павлович, который родился в 1930 году. Раскулачивание его родителей очень тяжело повлияло на дальнейшую его жизнь и даже на жизнь всей нашей семьи.
В начале 20 годов прошлого века моему деду, Шмагальскому Павлу Иосифовичу в наследство досталось 5 гектаров земли в селе Трояны возле города Деражня Хмельницкой области. Мой дед женился на Брамской Людвине из знатного и почтенного рода. Построили дом, жили дружно, много работали. На их земле был и большой сад, и плодородное поле.
Во время посева и сбора урожая к ним на помощь всегда приходили люди, которые в них работали и получали за это соответствующие средства.
После раскулачивания деда Павла забрали в Сибирь, а бабушку и шестерых детей выгнали из дома. Дом развалили.
1932-1933 годы начался Голодомор и мой отец, на то время самый младший в семье, не понимая ничего, постоянно кричал: «Хочу хлеба, хочу кушать».
Чтобы спасти младших, старшая сестра Михайлина (10 лет) пошла работать на зернохранилище и украдкой приносила домой немного зерна. Его как-то перетирали и пекли лепешки.
Из-за доносов Михайлину упрятали в тюрьму.
Моего деда Павла в 1936 году отпустили из ссылки. Добирался он до родных краев долго. Но когда пришел, то нашел свою семью. Всей дружной семьей построили маленький домик.
Когда началась война с нацистами – дед Павел и его старший сын Марцин пошли воевать.
И однажды отцу и сыну удалось встретиться на войне. Вернее, во время перерыва между боями, мой дед увидел своего сына, который спал, сморенный после боя. Отец не захотел будить сына, оставил ему буханку хлеба. Тогда он увидел сына в последний раз. Марцин погиб в селе Яблоновка Перечанського района Закарпатской области.
Дед Павел еще продолжал воевать, был ранен. Его наградили орденом Славы. Когда вернулся с войны, работал в колхозе в селе Шарки Деражнянского района Хмельницкой области.
Мой отец, Карл Павлович, еще подростком начал работать ездовым в колхозе. После окончания войны его наградили медалью «За участие в трудовом фронте».
Чтобы скрыться от репрессий, род поменял фамилию Шмагальские на Шмагаловы. Во время службы в армии в 1952-1957 годах, после смерти Сталина, моему отцу разрешили снова поменять фамилию на «Шмагальский». Но младший брат моего отца так и остался на фамилии Шмагалов.
В 1958 году мой отец женился на Буре Вере Трофимовне. Они, несмотря на лишения, начали строиться. В 1959 году родился мой старший брат Виктор. В начале 1960 годов моего отца сажают в тюрьму по навету, что он «украл кукурузу». После возвращения из тюрьмы в 1965 году родилась моя старшая сестра Полина, а в 1968 году родилась я.
Вот такая история нашей семьи!