poltora_bobra (poltora_bobra) wrote,
poltora_bobra
poltora_bobra

Categories:

Сколько раз надо убить Колю Мяготина?

 Если с убитым пионером-героем Павликом Морозовым сегодня не стесняются разбираться громко poltora-bobra.livejournal.com/26920.html , то Колю Мяготина уничтожают тихо, из-за угла, по примеру своих предков - кулацких держиморд.





МАЛЬЧИК ИЗ СЕЛА КОЛЕСНИКОВО
( Коля Мяготин 1932)
Арина Мяготина , вдова красногвардейца, погибшего в гражданскую войну, жила в
одном из самых бедных домов Колесниково — стареньком пятистеннике. Тяжело,
очень тяжело было Арине! С трудом сводила концы с концами больная женщина, пере-
биваясь на небольшую пенсию.
Но вот в Колесниково организовался колхоз. Арина с радостью вступила в него. Те-
перь она не одна, не единоличница, не пропадет она с сыном.
 Коля имел доброе сердце. Видит, как мать мается, и поэтому, как только выпадет
свободная минутка, старается помочь ей. По утрам перед уходом в школу носит воду с
озерца, собирает щепу на растопку, подметает двор. “Лежебокой парень не будет”,—
радостно думала Арина.
Большим светлым праздником пришла в Колесниково первая колхозная весна.
В канун солнечного Первомая школу облетела радостная весть: третьеклассников
будут принимать в пионеры.
В большую перемену мальчики и девочки выстроились в линейку. Всегда строгое
лицо учительницы Александры Васильевны озаряла мягкая улыбка.
Перед классом стояли пять мальчиков и пять девочек, любивших, как все дети, игры
и забавы. Но в этот миг они стали чуть старше, чуть взрослее.
— Я, юный пионер Союза Советских Социалистических Республик,— взволнованно
начала Александра Васильевна, и детские голоса медленно повторяли за ней слова.
— ...Обещаю жить и учиться так, чтобы стать достойным гражданином своей социа-
листической Родины.
К каждому из десяти, стоявших плечом к плечу, подошла Александра Васильевна и
повязала красный галстук.
И вот Коля — пионер!
И в этот вечер в горенке Мяготиных долго светился огонек маленькой керосиновой
лампы: Коля писал письмо своему Другу Мише в детский дом (он жил там два года). Он
рассказывал, как сегодня его приняли в пионеры, какая хорошая у них учительница
Александра Васильевна и как они ездили в ночное и ходили на экскурсию на конный
завод, как они помогли колхозному конюху Кузьме Матвеевичу вырастить кавалерий-
скую лошадь для Красной Армии и за это сам Буденный прислал им благодарность,
как они будут собирать колосья, чтобы увеличить колхозный урожай.
Каждое лето Коля организовывал пионеров на сбор колосьев в поле, выпускал стен-
ную газету, создавал пионерские посты по охране урожая. Не раз правление колхоза
премировало его, им гордились комсомольцы, ставя его в пример всей сельской детво-
ре.
Вот только Петька Вахрушев не хотел помогать колхозу. Он говорил: “Я не обязан, я
не пионер”. Вступать в пионеры Петьке не разрешал брат Иван.
— Петь!..—допытывался Коля .— А почему ты Александре Васильевне не скажешь,
она поговорила бы с ним.
— Что ты? Он меня прибьет!
— А разве он тебя бьет?
— Чем ни попало... И мамка завсегда в синяках ходит.
— За что же он вас бьет?
— Да он завсегда пьяный! Кого хошь прибить может... Он и тебя...
— Меня?! — насторожился Коля , но Петька не ответил: он съежился, боязливо ози-
раясь.
 Коля знал, за что ненавидит его старший Вахрушев. Коля был ездовым в бригаде
Шушарина, трудился много, старательно, честно. Как-то мальчик задержался на току
и пошел домой в темноте. Он сбился с дороги, долго блуждал в лесу, набрел на забро-
шенную коробейникову избушку и спрятался за толстой сосной. Совсем близко, в не-
скольких шагах, при свете луны он увидел смутно темневшие фигуры. Прислу-
шавшись, узнал скрипучий голос Ивана Вахрушева и хрипловатый бас Фотея Стр. 10
Сычева.
— Как только Шушарин приехал на ток, я нарочно при всех колхозниках сказал:
“Вот вороха с хлебом. Мне их сдавали без веса, и от меня принимайте на глаз”. Шуша-
рин засмеялся. “Кабы и схотел украсть, не смог бы: в карманах, что ли, унесешь?” Я
сел верхом и уехал...
— Молодец, Ванюха! А насчет телеги мы неплохо придумали. Никто не догадается,
что в кустах она была схоронена...
— Хорошо ли мешки-то завязал?
— Не впервой... Ну, вот что, Иван, пора! Телегу-то заодно с хлебом продашь в Курга-
не, вернешься верхом, будто в больницу ездил... Ну, с богом!
 Коля решил разоблачить Вахрушева и Сычева. Как-то, встретив Ивана у озерка, сме-
ло сказал ему:
— Знаю, как по ночам хлеб в колхозе воруете...
— Прикуси язык, Колька, не то худо будет! В озерке и утонуть не диво,— пригрозил
Иван.
— Не запугаешь! — крикнул Коля .— Все равно вашу шайку выведу на чистую воду!
О многом он передумал после встречи с Иваном у озерка. Вспомнил о своем отце. ко-
торый в молодости был батраком у
кулаков братьев Сычевых и погиб в борьбе за счастье народа.
 Коля обо всем рассказал матери.
— Мама, ты представляешь, сколько они еще наделают вреда колхозу, если не ска-
зать о них? Ведь нельзя молчать! Арина прижала к груди голову сына.
— Хоть и страшно мне за тебя, мой мальчик, ох как страшно, а отговаривать не
буду... Не было в нашем роду трусов!
Ободренный матерью, Коля сообщил о проделках Сычева и Вахрушева сельсовету,
послал заметку в районную газету.
Узнали об этом враги. Зашевелилось осиное гнездо. Сычев решил расправиться со
смелым пионером, который не давал им покоя. Он разработал коварный план: исполь-
зовать дружбу между Колей и Петькой Вахрушевым.
Однажды Петька, наученный братом и Фотеем, уговорил Колю пойти в лес за подсол-
нухами.
За далекой сельской околицей, на узенькой тропке подсолнечного поля встретились
два врага: тринадцатилетний пионер Коля Мяготин и наемник кулаков Иван Вахру-
шев. Подкравшись, как вор, Вахрушев подошел к пионеру, и Коля у самых глаз увидел
черное дуло ружья, а за ним искаженное звериной ненавистью лицо Вахрушева.
— Дядя Иван! За что?
— Сам знаешь, ахтивист пионерский!
Вахрушев загородил узкую тропку и крикнул Петьке:
— Марш домой, да не оглядывайся!
Предвечернюю тишину пустынного поля разорвал выстрел берданки. Подсолнухи
высыпались из детских рук.
Тяжело раненный, истекающий кровью Коля долго лежал на холодной земле. Петь-
ка, заведший его в ловушку, сбегал в деревню и сообщил брату, что Мяготин еще жив.
На этот раз пришел Фотей с заряженным картечью ружьем и закончил кровавую рас-
праву.
Это случилось 25 октября 1932 года.
 Коля погиб на заре колхозного строительства. Ныне Колесниково — центр укруп-
ненного колхоза имени Калинина, в котором объединились жители трех зауральских
деревень. Золотом отливают пшеничные поля, и ветер с трудом колышет тяжелые ко-
лосья, налитые крупным спелым зерном;
на тучных пастбищах пасутся стада дойных коров, табуны лошадей, отары овец; за
сельской околицей благоухает фруктовый сад. Богатеет, расцветает село Колесниково.
И это является лучшим памятником Коле Мяготину , отдавшему свою короткую яркую
жизнь за торжество колхозного строя. (С. Сухачевский)



Но, оказывается есть другая ПРАВДАЪ


 «Коля Мяготин не был ни пионером, ни героем, — говорит председатель общественного движения «Духовно-историческое и культурное возрождение Зауралья» Александр Скворцов. — Его таким сделали чекисты 30-х годов, на самом же деле он просто жертва. Жертва не только тех, кто его убил, но и тех, кто его оболгал, создав из простого деревенского мальчишки идеологического героя. Существование же идеологического памятника Мяготину не только искажает историю, но и оскорбляет память о самом погибшем подростке. Кроме того, вновь возводятся в ранг «врагов народа» невинно репрессированные в 1932 году по делу об убийстве Коли Мяготина и реабилитированные в настоящее время якобы кулаки. 

Кстати, за прошедшие 76 лет дело об убийстве зауральского подростка дважды опротестовывалось генеральной прокуратурой и заместителем председателя Верховного суда. В итоге Президиум Верховного суда дважды пересматривал дело. В результате окончательная картина убийства Коли Мяготина оказалась вовсе не такой, как описывалось в книжках. 

Никаких расхитителей колхозного зерна Коля не разоблачал, напротив, сам промышлял кражами семян подсолнухов с колхозного поля. За очередным таким занятием его и застал не кто иной как красноармеец, охраняющий поле. В результате перебранки вспыливший сторож выстрелил в Колю, а 12-летний приятель подростка Петя Вахрушев сумел убежать. 

Сперва Вахрушев рассказал всю правду. Но на втором допросе неожиданно изменил показания, указав, что Колю убили два его старших брата. Таким образом, в убийстве обвинили братьев Вахрушевых и по ходу дела разоблачили еще ряд якобы причастных к расхищению зерна и смерти Коли кулаков. 30 декабря 1932 года выездная сессия Уральского областного суда в Кургане по делу об убийстве Коли Мяготина приговорила пять жителей села Колесниково к расстрелу, шесть человек — к десяти годам лишения свободы и одного — к году принудительных работ. 

Сразу после суда Петя Вахрушев исчез без следа. Еще через неделю нашли повешенной его мать. А покойного Колю Мяготина, подобно такому же мнимому герою Павлику Морозову, окружили идеологической подоплекой и «заочно» сделали пионером. 

Только в 1999 году Президиум Верховного суда Российской Федерации по делу об убийстве Коли Мяготина десять человек реабилитировал полностью как невиновных. Двоим состав преступления из политической статьи был переквалифицирован в обычную — уголовную. 

Решением Курганской городской Думы от 16 февраля 1999 года табличка на памятнике, воздвигнутом Коле Мяготину, в тексте которой говорилось о зверском убийстве пионера-героя кулаками, была снята. Отделу культуры поручалось разработать новый текст. 
Но 19 мая 2002 года курганские коммунисты самовольно устанавливали на скульптуре табличку «Пионер Коля Мяготин». 

«Очевидно, что «новые» левые, теряющие один идеологический ориентир за другим, остро нуждаются в поддержании мифов советских времен и готовы идти в их отстаивании на «последний и решительный бой», — считает Александр Скворцов. — Поэтому миф о Коле Мяготине сегодня им необходим, как никогда: если не в качестве героя, то хотя бы в качестве пионера. Заявляя о своей полной непричастности к данному акту, исполнительная власть в лице администрации города никак не отреагировала на незаконно появившуюся табличку. Она «красуется» на памятнике до сих пор, узаконив партийную ложь». 

Сам председатель общественного движения «Духовно-историческое и культурное возрождение Зауралья» Александр Скворцов внес предложение на мемориале Коле Мяготину установить табличку с надписью «Коле Мяготину и другим детям, пострадавшим от жестокости взрослых», благодаря которой скульптура получит новое толкование, отвечающее действительным событиям. 
Однако данное предложение зависло в кулуарах городских властей, и до торжества исторической правды еще далеко. www.kurgan.ru/news_kurgan/segodnya_den_pionerii_vokrug_pamyatnika_kurganskomu_malchiku_kole_myagotinu_ne_utihayut_strasti_on_ne_byl_ni_pionerom_ni_geroem.html


Вчера




Сегодня




От себя: сегодняшнее «Духовно-историческое и культурное возрождение»  - есть борьба с убитыми героями. Их надо растоптать, вдавить в грязь и опорочить. Но это надо делать  исподтишка, для более полного духовного возрождения

Давно это было, давно это было,
По-русски оплакав разгневанно в волю,
Народная память его сохранила -
Героя-мальчонку Мяготина Колю.

Он так и встает в полный рост перед нами
Как цепкий дубок из крутого подлеска
С крутым непокорным вихром над бровями
Вспалёным полуденным солнцем до блеска

В весеннем разливе, в картофельной лунке,
В берёзовом шуме, в сосновом настое
Живут его светлые юные думки,
Стучится сердечко его золотое.

("Черный Лукич", 1987)
Tags: СССР, история, к размышлению, колхозы, старые газеты, уроды
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments

Recent Posts from This Journal