?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Говорил и повторяю - фундаментом "Архипелага ГУЛАГ" стали немецкие газетенки



Парижский вестник, № 112, 1944

Чуть-чуть добавил ярких красок классик - лауреат Нобелевской премии

В окружении комсостава ГПУ Горький прошёл быстрыми длинными шагами по коридорам нескольких общежитий. Все двери комнат были распахнуты, но он в них почти не заходил. В санчасти ему выстроили в две шеренги в свежих халатах врачей и сестёр, он и смотреть не стал, ушёл. Дальше чекисты УСЛОНа безстрашно повезли его на Секирку. И что ж? – в карцерах не оказалось людского переполнения и, главное, – жёрдочек никаких! На скамьях сидели воры (уже их много было на Соловках) и все… читали газеты! Никто из них не смел встать и пожаловаться, но придумали они: держать газеты вверх ногами. И Горький подошёл к одному и молча обернул газету как надо. Заметил! Догадался! Так не покинет! Защитит!

Поехали в детколонию. Как культурно! – каждый на отдельном топчане, на матрасе. Все жмутся, все довольны. И вдруг 14-летний мальчишка сказал: «Слушай, Горький! Всё, что ты видишь, – это неправда. А хочешь правду знать? Рассказать?» Да, кивнул писатель. Да, он хочет знать правду. (Ах, мальчишка, зачем ты портишь только-только настроившееся благополучие литературного патриарха? Дворец в Москве, имение в Подмосковьи…) И велено было выйти всем, – и детям, и даже сопровождающим гепеушникам, – и мальчик полтора часа всё рассказывал долговязому старику. Горький вышел из барака, заливаясь слезами. Ему подали коляску ехать обедать на дачу к начальнику лагеря. А ребята хлынули в барак: «О комариках сказал?» – «Сказал!» – «О жёрдочках сказал?» – «Сказал!» – «О вридлах сказал?» – «Сказал!» – «А как с лестницы спихивают?.. А про мешки?.. А ночёвки в снегу?..» Всё-всё-всё сказал правдолюбец мальчишка!!!

Но даже имени его мы не знаем.

22 июня, уже после разговора с мальчиком, Горький оставил такую запись в «Книге отзывов», специально сшитой для этого случая:

«Я не в состоянии выразить мои впечатления в нескольких словах. Не хочется да и стыдно (!) было бы впасть в шаблонные похвалы изумительной энергии людей, которые, являясь зоркими и неутомимыми стражами революции, умеют, вместе с этим, быть замечательно смелыми творцами культуры».

23-го Горький отплыл. Едва отошёл его пароход – мальчика расстреляли. (Сердцевед! знаток людей! – как мог он не забрать мальчика с собою?!)

Так утверждается в новом поколении вера в справедливость.
Если историю нельзя писать пером, ее следует писать штыком

Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
Рейтинг блогов

Последние записи в журнале

  • Воспоминания о голодоморе

    В чем суть то текста? Голод был - жуть. Трупы по улицам лежат, гниют и смердят. Хаты стоят пустые, т.к. вымирают целыми семьями. А кто жив…

  • Учитель до революции

    Как жилось сто лет назад обычному учителю, каковы были его доходы и потребительская корзина? Архивные данные сообщают о царицынском учителе N,…

  • Как Гандон Иваныч в Крым ездил

    Как бы не было тяжело со временем, но Гандон ( Ив Гандон - писатель-фантаст) Иваныч дал отчет о поездке в Крым, что нельзя обойти вниманием.…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 12 комментариев — Оставить комментарий )
ziavra
18 мар, 2019 16:51 (UTC)
Можно еще выдвинуть такую гипотезу: что Солженицын, что современные деятели типа профессора Зубова(если Вам знаком такой персонаж) собирают доступные антисоветские байки. русская эмиграция являлась богатым источником таких историй, а немецкие газеты в данном случая являлись лишь площадкой для публикации. подобное публиковали и раньше, и продолжили в послевоенные годы. хотя, наверное, немцы значительно активизировали процесс, как через материальные поощрения, так и через появления надежд на скорый конец режима большевиков.
yuridmitrievich
19 мар, 2019 20:11 (UTC)
Этот Зубов в своей книге переписал немецкую байку о мясорубке, в которую чекисты кидали тела расстрелянных, а вода уносила всё это в реку.
ziavra
19 мар, 2019 20:23 (UTC)
да, я читал про эту историю у Игоря Петрова
https://labas.livejournal.com/1163031.html

тут еще интересно, что за прошедшие 2 года Зубов никак не отреагировал, не говоря уж о признании ошибки. логично предположить, что это и не ошибка, а осознанная пропаганда.
(Анонимно)
19 мар, 2019 06:45 (UTC)
Аж прослезился, читая, как работники колонии молча, недоверчиво и вопреки надеялись на помощь Горького. И на наступление счастья. И на то, что им больше не придётся класть детей на лёд, сажать в карцер и отрубать пальцы. Прям слёзы послышались.
Ой... Что-то я нить потерял. Так эта, работники что ли не хотели пальцы отрубать? И плакали? А кто тогда хотел? Злой Сталин? Так его вроде в колонии не было... Или он тоже плакал? Но совершал?
Может их всех вместе злой советский строй заставлял совершать кровавые сталинские преступления? Сам не хотел, но заставлял. И плакал...
Нифига не понятно...
tervby
19 мар, 2019 11:52 (UTC)
///Чуть-чуть добавил ярких красок классик///

Ну, как можно было Солжи обойтись без "мальчика расстреляли". Для того и оставил мальчика одного, без товарищей как в первоисточнике, потому, что неудобно было бы писать "всю колонию расстреляли".

///сии малые, которые, может быть, в первый раз в жизни поверили в возможность какого-то намёка на социальную справедливость

Так утверждается в новом поколении вера в справедливость.///

А ведь это плагиат называется.


Edited at 2019-03-19 11:56 (UTC)
(Анонимно)
20 мар, 2019 09:23 (UTC)
Это называется быть на подхвате у ЦРУ, если уж Геббельс
кончился
glavsnab
20 мар, 2019 09:42 (UTC)
На Соловках Совруницын не сидел - он был тогда пацаном в Ростове-На -Дону. О Соловках ему рассказывал акад. Лихачев (тоже известный своей честностью), причем Совруницын ничего не записывал, а слова Лихачева "усилил".
glavsnab
20 мар, 2019 10:06 (UTC)
Автор-то заметки кто? Он на Соловках был?
(Анонимно)
10 авг, 2019 09:19 (UTC)
Ещё вариант истории о мальчике. Жена Назыма Хикмета вспоминает, что слышала её от мужа (были в браке в 1960-1963 гг.), который слышал её от Зощенко в ноябре 1954 г. Ну, а Зощенко, в свою очередь, ссылался на безымянного бывшего узника Соловков:

"несколько недель назад встретил бывшего узника Соловков, он и при Горьком там находился. Вот он много чего помнит, и одна история с участием Горького очень тяжелая…
На Соловках наряду со взрослыми находились дети, дети каэров (контрреволюционеров). Для них была организована специальная колония. Однажды нескольких заключенных с острова послали на соловецком карбасе в близлежащий город Кемь за мукой. Среди взрослых был и один паренек. Послали голыми, чтобы не сбежали. В Кеми, где они должны были грузить на судно муку, им выдали по пустому мучному мешку с тремя дырками для рук и головы, и они грузили. Вот тут из разговоров охраны мальчишка понял, что на их посудине на Соловки поплывет Максим Горький. Самый лучший пролетарский писатель! Значит, все теперь изменится к лучшему, ведь если он узнает… Потом их загнали в трюм и предупредили: если кто пикнет, головой в воду, а там, они знали, больше трех минут не продержаться.
На острове Горького окружили два-три десятка интеллигентных стукачей, других научили, что говорить, и пошла грубая показуха с цветочками на столах… В связи с отъездом Горького соловецкая власть устроила торжественные проводы. Горький тоже сказал речь, сказал, что живут они здесь хорошо. Тогда мальчик, тот самый мальчик, что сидел в трюме голый, прорвался к классику и крикнул: «Алексей Максимович! Не верьте! Вам все врут!»
Горький потребовал комнату и попросил его оставить вдвоем с мальчишкой. За два часа мальчишка рассказал ему об изощреннейших соловецких пытках, о двадцатичасовом рабочем дне, о работе людей в ледяной воде голышом… Горький плакал, ужасался и, взяв обещание с соловецкого начальства мальчика не трогать, весь в слезах уехал.
Недалеко отплыл старый карбас с пролетарским писателем, когда мальчишку расстреляли перед строем".


"Спустя много лет, в начале 60-х, пили мы с Назымом чай в барском доме у вдовы А. Толстого — Людмилы Ильиничны. Из приглашенных, кроме нас, была единственная Екатерина Павловна Пешкова, жена Алексея Максимовича. Она была тихая, сдержанная, в разговоре особого участия не принимала, да разговора-то не выходило. Ситуация становилась критической. Напор светских фраз Людмилы Ильиничны только усугублял пустоту. И вдруг Назым ни с того ни с сего, словно в продолжение давно идущего в нем спора, с возмущением выдвинул Екатерине Павловне упрек:
— А почему ваш муж тогда бросил этого ребенка?!
— Какой муж? Какого ребенка? — опешила старая женщина.
Назым, волнуясь и путая русские слова, рассказал услышанную от Зощенко историю о расстрелянном мальчике, происшедшую, как он считал, по вине Горького.
Екатерина Павловна долго не отвечала. А потом глухо так сказала:
— Не судите, да не судимы будете. Уже все было нельзя".

Понятно, что Е. П. Пешкова ничего толком не знала о поездке Горького в Соловки (разошлись с писателем по взаимному согласию в 1903 г.). Но, похоже, что анекдот имел хождение а среде послевоенных "интелей".
(Анонимно)
10 авг, 2019 09:21 (UTC)
Ещё из интернета: "Подозревая А.И.Солженицына в вымысле, проф. Баранов ошибается. Эту историю знают те, кто сидел в это время в Соловецком лагере. О ней рассказывал не только Юрий Чирков, но и академик Дмитрий Лихачев, С.Щегольков. Её подтвердил Альфред Бекман".

Вот, например, вариант Лихачева:

"Был он и в Трудколонии. Зашел в последний барак направо перед зданием школы. Теперь (80-е гг.) это крыльцо снесено и дверь забита. Я стоял в толпе перед бараком, поскольку у меня был пропуск и к Трудколонии я имел прямое отношение. После того, как Горький зашел, — через десять или пятнадцать минут, из барака вышел начальник Трудколонии, бывший командарм Иннокентий Серафимович Кожевников со своим помощником Шипчинским. Затем вышла часть колонистов. Горький по его требованию остался один на один с мальчиком лет четырнадцати, вызвавшимся рассказать Горькому «всю правду» — про все пытки, которым подвергались заключенные на физических работах. С мальчиком Горький оставался не менее сорока минут (у меня уже были тогда карманные серебряные часы, подаренные мне отцом перед самой первой мировой войной и тайно переданные мне на острове при первом свидании). Наконец Горький вышел из барака, стал ждать коляску и плакал на виду у всех, ничуть не скрываясь. Это я видел сам. Толпа заключенных ликовала: «Горький про все узнал. Мальчик ему все рассказал!»

А мальчика не стало сразу. Возможно —даже до того, как Горький отъехал. О мальчике было много разговоров. Ох, как много. «А был ли мальчик?» Ведь если он был, то почему Горький не догадался взять его с собой? Ведь отдали бы его... Но мальчик был. Я знал всех «колонистов»."

В общем, мальчиков, судя по многочисленным вариантам, Горький встречал на Соловках очень часто. И людей творческих, с хорошим воображением и владеющих пером, среди вспоминателей было немало.
(Анонимно)
10 авг, 2019 09:30 (UTC)
Вариант Щеголькова:

"Провокатор он, боялся за свою шкуру, прокомментировал для "Вечерки" заявление Горького С. Щегольков. Тогда, во время приезда Горького, продолжает он, группу молодых заключенных собрали на встречу с писателем, предварительно строго запугали, дабы те не брякнули лишнего. Но одному юноше все-таки удалось переговорить с писателем наедине, где он рассказал о зверствах, творящихся в стенах монастыря и исправительных методах надзирателей. Ведь мог же он взять хотя бы этого парня, не взял, а его потом охрана забила до смерти..."

И вариант Чиркова, в котором мальчик, вызвавший слёзы Горького, стремительно состарился:

"Вначале все шло гладко. Горький любовался Соловками. «Словами трудно изобразить гармоническое, неуловимое сочетание прозрачных нежных красок Севера… Над морем густо-зеленые холмы, и на фоне холмов кремль монастыря… как постройка сказочных богатырей» – писал потом Горький. Ему показали электростанцию, док, мастерские, ботанический сад, систему каналов, соединяющих озера между собой и морем, уникальную монастырскую библиотеку. Он, конечно, знал, что все это сотворено монахами, как и чудесные постройки кремля, но делал вид, что верит в рассказы о преобразующей деятельности соловецкого начальства, и щедро хвалил:
«Хорошо-то как! Молодцы, замечательное дело творите! Опишу, опишу!»
Потом Горький захотел посмотреть Секирную гору. Начальство не смело перечить и предоставило гостю экипаж, свита разместилась на дрожках и поехали. На Секирной горе Горький и церковь знаменитую посмотрел, и маяк, и пейзажами полюбовался, особенно серебряной гладью озера Красного, изукрашенного зелеными островками. И захотелось ему к этому озеру проехать, благо было до него всего километра два. Тут-то и произошла беда.
На перекрестке дороги Горький повстречал колонну лагерников-лесорубов. Они шли попарно. Каждая пара несла на плечах тяжелое бревно. Согнутые спины, опущенные головы, рваная одежда, лапти на ногах. Сбоку колонны шли стрелки. При виде начальства колонна остановилась, головы поднялись. Остановился и экипаж Горького. Он сидел, опираясь на трость, и растерянно смотрел на серые истомленные лица.
– Алексей Максимович, здравствуйте! – закричал кто-то из колонны.
Несколько пар бросили бревна и устремились к экипажу.
– Погоняй, что встал! – закричал начальник управления кучеру.
– Погодите, – сказал Горький, вставая в экипаже во весь рост.
– Это Горький, Горький! – кричали в колонне. – Горький! Спасите нас! Мы погибаем!
– Спокойно, товарищи. Говорите кто-нибудь один. – сказал глухо Горький. Стало тихо.
– Алексей Максимович, вы меня не узнаете? Мы с вами вместе сидели в тюрьме в 1905 году, – спокойно сказал, сняв шапку, седой иссохший старик. – А потом вы меня в своей газете печатали. Много нас здесь, прошедших через царские тюрьмы, а эту не переживем.
Он закашлялся, сплевывая кровь. Горький стоял в экипаже и тихо плакал.
– Надо ехать, – прошептал начальник и толкнул кучера. Экипаж рванулся.
– Напишите заявление! – крикнул, оборачиваясь, Горький.
– Кому? На деревню дедушке? – крикнул старик и стал поднимать бревно.
Сытые лошади шустро везли экипаж. Горький вытер слезы и сказал:
– Светло-то как, а по часам-то в Москве уже ночь".
(Анонимно)
10 авг, 2019 09:36 (UTC)
Ну, и для полноты "подтверждение Бекмана":

"Те, кто открыто пожаловался на судьбу, вскоре после отъезда Горького были расстреляны. Для острастки остальных, чтоб не жаловались".

Такое чувство, что исследователи истории Соловков никогда не слышали понятия "лагерная байка".
( 12 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

poltora_bobra
poltora_bobra

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner