January 6th, 2014

Ужасы советского госпиталя

Да и как было любить этих докторов
с их отвратительной манерой давить на язык ложечкой
и тискать большими холодными руками Сережин живот?
Потом доктора оставляли после себя зловещие записки,
которые очень быстро превращались в противно-жирную касторку,
горький хинин и другие скверные лекарства.
Нет, нет, от этих людей ничего хорошего ждать нельзя.

("Страшный профессор")


Лечение в советских больницах и госпиталях сподвигало мировой кинематограф снимать фильмы ужасов


Сюжеты, представленные нам свидетелями ("За родину, № 71, 1943) ложились в основу сценариев


Да-да-да. Таки оно и было. Вот из рассказа моего крестного

19 января 1943-го он и еще десять бойцов пытались выкурить немецкого снайпера, засевшего в бане. От души лупили из сорокапятки по окнам. Тяжелый немецкий снаряд, попавший прямо в орудие, отправил похоронки в шесть семей, оставшихся пятерых - ранил.  Осколком кирпича ему снесло нижнюю челюсть. Скажу еще точнее  - во рту осталось всего три зуба...
Семь месяцев в Челябинском госпитале, несколько операций. Челюсть удалось восстановить, но оказалось, что верхняя срослась с нижней... Как итог - новая операция, на этот раз челюсти ломали....


Ой-вэй. 7 месяцев в советском госпитале! Смерть, кошмар и преисподняя. А ведь проще было оставить на передовой в Сталинграде, чтоб не мучился и не тащить в Челябинск в лапы врачам.

А кто был начальник эвакогоспиталя в 1943 г.? Подполковник медицинской службы А.М. Тейтельман, сменивший Е.А. Дианову и привезший с собой орудия пыток над ранеными красноармейцами (Там еще и будильник!)

На январь 1943 года по плану эвакогоспиталя состояло 340 штатных коек: из них 190 – хирургических, 100 – челюстно-лицевых, 50 – терапевтических. Однако на 24 января 1943 г. фактически было развернуто 454. В основном это челюстно-лицевые и ампутированные больные. (Вот! Вот она перегруженность - раненые в коридорах и на крыше)

Из воспоминаний Е.А. Диановой: Усиленно репетировали, как можно быстрее принять раненых, произвести санитарную обработку, перевязки, если потребуется — накормить больных и уложить спать. Благодаря «репетициям» персонал научился оперативно работать — на приём одного раненого уходило полторы минуты, не было больших очередей и в перевязочной. На помощь пришли общественники: жёны сотрудников милиции, работницы заводов, школьники старших классов. Для укрепления здоровья раненых бойцов в госпитале научились изготавливать витамин С… из хвои. Из леса привозили машины, доверху загружённые сосновыми ветками. Работники госпиталя вместе с добровольными помощниками ощипывали хвою. Раненые ежедневно после обеда получали по 50 граммов «соснового» витамина.
Перевязочных материалов не хватало. Бинты стали восстанавливать из гипсовых повязок, таким образом, проблема была решена. Чтобы бойцы быстрее восстановили силы и вернулись в строй, проводились занятия лечебной физкультурой, физиотерапия и водолечение.
Кормили раненых по высшему классу. Пожилой повар, ленинградец Тихомиров в мирное время работал в лучших ресторанах города на Неве. Готовил очень вкусно, раненым нравилось. Правда, в первое время не хватало хлеба — норма 500 граммов на человека. Раненые жаловались.
Я обратилась к начальнику эвакопункта товарищу Славутскому с просьбой увеличить нормы хлеба. Мне отказали: «Выходите из положения на месте». И мы решили увеличить норму, надеялись, что скоро хлеб будет оставаться. Так и получилось. Жалобы прекратились. Больные были довольны. А через десять дней хлеб стал оставаться, и мы пришли к норме.
Врачи военного времени понимали, какую роль в выздоровлении играет настроение больных, и старались учитывать все их желания и просьбы. В госпитале устраивали концерты, выступали бригады московских артистов, показывали кинофильмы, в палатах для лежачих больных читали стихи, исполняли песни.
В палатах и коридорах было очень уютно. В комнате отдыха — биллиардная, другие настольные игры. На окнах — шторы, на полу — ковры, на стенах — картины. Всё это богатство передали госпиталю сотрудники картинной галереи, клубов ЧГРЭС и ЧЭМК
.

Не верьте! Это советская пропаганда! Как там говорил профессор Преображенский? Если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И – боже вас сохрани – не читайте до обеда советских газет. Читайте газеты немецкие - там суровая сермяжная правда.

Фамилии врачей эвакогоспиталя приводят в ступор: Кылосова Афанасия Григорьевна, Воробьева Анна Григорьевна, Коган Ревека Соломоновна, Главизнина Надежда Михайловна, Зинковская Антонина Дмитриевна, Козлова Мария Николаевна, Токарева Александра Петровна, Жунева Наталия Алексеевна, Харина Зинаида Васильевна, Киняпина, Кудрявцева, Адамова, Крылова, Черкасова, Ватолина , Ямова. Чувствуете свет электрической лампочки? Эта всплыла фамилия Коган.

Врачебным коллективом госпиталя № 1721 проводилось комплексное лечение. Большой процент охвата находившихся на лечении физиотерапевтическими процедурами (127577), грязе-парафинолечением (33285), а за 1943 год сероводородными компрессами и родановыми процедурами.
Велик также процент применения в госпитале могущественного лечебного и восстановительного фактора – лечебная гимнастика. Опыт госпиталя за период Отечественной войны показал, что среди средств, способствующих более быстрому выздоровлению раненых, одно из ведущих мест занимала лечебная физкультура. Лечебная физкультура в комплексе с другими лечебными мероприятиями являлась одним из эффективнейших и обязательных методов лечения травм военного времени. ЛФК применялась при повреждениях опорно-двигательного аппарата, периферии и центральной нервной системы, грудной клетки, брюшной полости. В эвакогоспитале № 1721 лечебная физкультура слагалась из следующих основных форм: 1. Гигиеническая гимнастика; 2. Лечебная гимнастика; 3. Индивидуальные повторения упражнений по заданию; 4. массовые формы /игры/, аттракционы, тренировочные занятия, военно-лыжная подготовка, лыжная прогулка
.
Это все вранье! Это описание лечения партбоссов из кремлевской больницы.

ПравдаЪ, отраженная в во власовских газетах полностью подтверждена.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.