April 20th, 2014

Почему в РККА было запрещено безобидное уединенное удовольствие


За родину, № 140, 1943

Кроме того, преследованием безобидного уединенного удовольствия занимались на Руси
в XVII веке - игравших в карты наказывали кнутом, а сами карты велено было отбирать и сжигать (воеводские наказы);
при Петре великом - военным строго было воспрещено играть в карты или кости на деньги (Воинский устав арт. § 59; Морской устав, кн. IV, гл. I, §§ 15, 19), а потом такое воспрещение распространено на всех: играть в деньги воспрещено всем под угрозою тройного штрафа обретающихся в игре денег (указ 17 декабря 1717 года);
Анне Иоанновне - указ 23 января 1733 года;
Екатерине II - указы № 11877, 12263, 12560
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Программа мероприятий для Львова

Львовский городской совет объявил 8-9 мая днями траура по погибшим во Второй мировой войне и жертвам тоталитарного режима (из новостей)

А что, у меня даже примерная программа мероприятий есть.
На примере Гатчины, образца 1943 г.


За родину, № 142, 1943

И образец обелиска, возле которого дефилировать требуется тоже есть. В той же Гатчине

Они жили в Ялте

Появился и оккупационный комендант. Прислали фигуру колоритную, заметную, с опытом работы в комендатурах оккупированной Греции, близкую к высшим кругам главной канцелярии гестапо. Это был родственник приближенного к Гитлеру нациста Кальтенбруннера обер-лейтенант Биттер — высокий, дородный офицер с барскими замашками.
Биттер ездил в открытой машине, бравируя собственной смелостью. Рядом с ним восседала личная переводчица — седая дама, бывшая воспитанница института благородных девиц, врач Севрюгина.
Бургомистром города Ялты назначен его величество доктор Василевский.А на бирже труда подвизается доктор Петрунин, Аверьян Дмитриевич, нехай ему сатана в печенку!
На «Массандру» сел господин Петражицкий! Респектабельный господин, тихоня, белолицый, с усталыми, мало что говорящими глазами. Заместитель главного винодела, всегда и всеми довольный. Сволочь!
Никитский сад в руках у бывшего помещика профессора Щербакова! Большой ученый, гордый, со словом к нему запросто не полезешь.
(Илья Вергасов "Крымские тетради")

Все они жили в Ялте. Молча крутили дули в карманах. И ждали. Ждали
Этот тоже ждал

За родину, № 142, 1943