August 24th, 2014

Главупырь в действии

То, что не решился сделать тварЮщенко, сделал главупырь Парашник



3. проработать с учетом лучшего мирового опыта вопрос законодательного урегулирования требований по использованию гражданами и юридическими лицами Украины, государственными органами, органами местного самоуправления на территории Украины государственных символов иностранных государств, ограничений, запрета использования символики тоталитарных и других недемократических режимов, самопровозглашенных квазигосударственных образований, террористических, сепаратистских организаций или групп и по результатам работы подготовить и подать на рассмотрение Верховной Рады Украины соответствующий законопроект.

Т.е. на территории Украины Парашник наложил запрет на использование советской символики.

Можно начинать сносить - слишком много на украинской земле осталось тоталитарных символов. Снести и забыть. Снести и орать "Слава Украине"
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Надо ли собак заставить каяться?

Из поля зрения правозащитников и мемориальцев выпали собаки.
То, что собаки должны покаяться - это понятно. Непонятны следующие вопросы: выплата компенсаций от собачьего террора, надо ли снести памятники собакам, нужно ли переименовать собак?



Парижский вестник, №46, 1943

Укропская философия

Сам Васисуалий никогда и нигде не служил.
Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции,
каковой социальной прослойке он причислял и себя.
Таким образом, продолжительные думы
Лоханкина сводились к приятной и близкой теме:
«Васисуалий Лоханкин и его значение»,
«Лоханкин и трагедия русского Либерализма»,
«Лоханкин и его роль в русской революции».
(Всем известная книга)



Работники, мать вашу. Пол-Украины уже таких работников - ни хера не делать, только страну менять.




Мне 32. Из них 23 года я живу в государственном образовании под названием "Украина". И лишь 8 месяцев - в стране, которая является действительно моей. Мне нравится называть ее загадочно - Новой Страной, и мыслить без привязки к границам. В какой-то степени моя новая страна - это вся планета, потому что мы живем на ней так тесно, и ценности и правила общежития важнее цвета флагов и географические карты.
Год назад я вернулась из полугодовой стипендии в соседней Польше - и впала в типичный культурный шок возвращения. Дороги, коррупция, безвкусица и далее по списку. Хотелось изменить страну или сменить страну. Недавно я снова вернулась из Европы, и заплакала от радости. Хотя потребность изменить страну все еще насущная.

Я могу здесь месяцами ничего не делать. Вернее, я уже месяцами не могу здесь ничего делать. Только наблюдать и думать, ловить обрывки фраз, обломки деталей. Чтобы составить из них образ своей новой страны. Я же философ. Работа у меня такая.
В Вене, на квир-феминистическом фестивале, моя подруга Надя, культурная менеджер и кинокритик, в желтых шортах и синей футболке. На футболке принт с женщиной, которая говорит "I don't have a plan", такие принты делают художницы тут же. Я такой тоже хотела, но не сделала, когда меня спросили:
- "О, ты тоже любишь такую то?"
- "А кто это?"
- "Ну, героиня сериала L-world".
Я не захотела носить на груди образ с коммерческого сериала, пусть и лесбийского. А Надя говорит, "я ношу эту футболку, потому что я from Ukraine. I don't have a plan. У меня в стране война, может мы вообще все завтра умрем". И я знаю, что она надела желтые шорты не просто так. Потому что на мне желтое платье. И голубая сумка
.