?

Log in

No account? Create an account

Июнь, 18, 2019

Слово маршалу Язову

Мне не было еще и 18 лет — я родился 8 ноября 1924 года. Было семнадцать с половиной лет. Наш батальон отправили на Волховский фронт. Помню, что по настилу бревенчатому, по болотам шли километров пятьдесят. Приходим на поляну в лесу, стоит человек 400 офицеров. Нас с левого фланга пристроили. Понятия не имею, зачем, что. Смотрим, ведут младшего лейтенанта без ремня, без пилотки, зачуханного. Идет командир дивизии, начальник политотдела, председатель трибунала, прокурор. Зачитывает решение за трусость расстрелять. И на наших глазах расстреляли. В болоте, в жиже в этой, вырыли что-то вроде могилы — и в затылок ему. Он упал.

Ощущение было жуткое. Между собой переглянулись, все поняли. Это уже было, когда вышел приказ Сталина о дезертирах и трусах. И, видимо, используя ситуацию, нам продемонстрировали этот приказ в действии… Тот младший лейтенант командовал взводом, немцы перешли в наступление. Он убежал, а взвод отразил эту атаку. Его поймали в тылу, где он болтался. За трусость и расстреляли.

Тогда мне казалось, что это жестоко. Сейчас думаю, что это было необходимо. Какой же ты командир, когда взвод бросил?..

Вся беда в том, что очень многие считают: у нас земли много, можно и поотступать. Пока так считали, немцы стали подходить к самому Сталинграду. Или мы поймем необходимость строжайшего соблюдения выполнения приказа, или загубим нашу страну и государство — так серьезно был поставлен вопрос. Помните «Они сражались за Родину» Шолохова? Туда-сюда, сходим к бабам и прочее… Чтобы была строжайшая дисциплина, были созданы штрафные батальоны и штрафные роты. Некоторые говорят: вот, штрафники победили. Ничего они не победили, ни в кого они не стреляли. Но каждый, кто подумал отступать, знал, что туда попасть может. Штрафные роты в армии действовали. Штрафники на самом ответственном участке или оборонялись, или наступали. Туда призывали уголовников из тюрем. Кто добился выполнения первого приказа — все, снимали судимость, и жизнь можно было начать с чистого листа.

Вот писатель Виктор Астафьев очень черно писал о войне, надрывно, я бы сказал. Знаете, Астафьев в полный рост в атаку не ходил. Он всего-навсего был связистом.

Виктор Петрович был талантливейший человек. Он мог та-а-ак описать, как из зернышка растет какой-то колосок, какая травка пробивается. Сильный литературный талант. Но в то же время там, где что-то касается главного, у него все плохо: плохой командир, плохие руководители, плохая идеология. Все дело в человеческом восприятии мира, у каждого оно свое. Причины в наших внутренних линзах глубинных…

Хрущев…У меня до сих пор хранится его доклад на ХХ съезде партии. Там солирует обиженный скворец Хрущева.

Сталин плохо руководил армией, Сталин по глобусу разрабатывал операции. Как можно в это поверить? Но не историк поверит, миллионы и верили... У Хрущева была глубокая личная обида на Сталина из-за погибшего на фронте старшего сына Леонида.

Где погиб, как погиб? Нам никто не говорил об этом. Но некоторые товарищи официально написали, что он погиб в партизанском отряде. Расстреляли его за то, что перелетел к немцам. Сколько бы ни искали, где мог упасть самолет, который пилотировал Леонид Хрущев, не нашли нигде ничего. Но куда делся этот самолет? Не могли же не знать, куда он полетел, с какой задачей. Где упал, ничего не нашли, и до сих пор никто ничего не знает.

Хрущев обратился к Сталину: «Спасите сына». А он его спрашивает: «Вы как отец ко мне обращаетесь или как член политбюро?» — «Как отец, товарищ Сталин». — «А что я другим отцам скажу?»

Эта информация достоверная. Будучи министром обороны, я читал интересные документы…

Почему Ельцин, секретарь Свердловского областного комитета партии, вдруг стал лидером? Главной его движущей силой была обида.

Горбачеву надо было соображать. Секретарь Московского городского комитета партии, руководитель самой большой партийной организации, ходит в кандидатах политбюро, а Александр Яковлев ходит в членах политбюро. Обидно было ему, это было заметно. Я с ним на всех приемах сидел рядом.
Вот он, когда Горбачев начал говорить о том, что мы делаем то-то и то-то, выступил: «Ничего вы не делаете!» Плохо отозвался обо всем, что делается. Вся буза и началась с этого.

Все начинается с личных обид, с амбиций каких-то внутренних. В душе у каждого из нас есть скворечник, и как скворцы напоют, так и выходит.

Говорите, стул у меня деревянный, неудобный, с низкой спинкой. Нормальный стул. Я сибиряк, привык довольствоваться малым. У меня в детстве самая парадная рубаха была сшита из вафельного полотенца.

Как Маяковский говорил: «Нравлюсь я своей жене, и то довольный донельзя». Что это дает, богатство?

Люди, которые ни с того ни с сего разбогатели за счет присвоенного чужого имущества, государственного имущества, государственной земли — они же пустые внутри. Вот он ходит — пуп земли. Кто он? Завтра сменись власть, как в «Свадьбе в Малиновке», эти присвоенцы будут менять буденовку на что-то другое… Как может человек заработать миллиард? Для меня это космос…

Есть ли у меня люди, которым не подам руки? Есть. Те, кто стране изменил. Паше Грачеву не подавал… В августе 1991 года он пришел ко мне и предложил: «Я организую Ельцину учение, напою пьяным, он нигде не выступит». Так и сделал. Ельцин решил: раз вместе пили — значит, он уже его друг. У него многое было на цинизме замешано. Сегодня время какое-то руконеподаваемое.

Поймите, ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР — самопровозглашенный орган власти) вводил войска не для какой-то победы над каким-то народом, а ввели просто для охраны университета, водоканала, Гохрана. Ситуация в стране была аховая — армии нечем было платить. Все, кто на госбюджете, должны были лапки поднять. Вот к чему все шло. И мы поехали к Горбачеву, чтобы он ввел чрезвычайное положение для того, чтобы привести все в норму. Но он нас не принял, думал, что Америка деньги даст. В поддавки он играл с Америкой, в поддавки. Им надо добиться, чтобы у нас не было ракет. Чего боятся американцы? Что мы пустим на них ракеты. Все. А больше им ничего не страшно.

Знаете, почему ГКЧП проиграл? Честно скажу, потому что надо с народом было работать. А думали, что вот танки ввели, и все…

Моя совесть чиста, я не заартачился перед своим народом, хотя имел, так сказать, возможность. Силы-то были у нас. Мне предлагали занять все аэродромы воздушно-десантными войсками. Ничего не стоило отдать команду — и все. Но к чему бы это привело? Только к крови… Во имя чего? Ради того, что мне свою шкуру жалко?

Я ею никогда не дорожил… Надо быть выше своих амбиций. Это порой непросто, но можно. Уж поверьте.

Какая пенсия у маршала Советского Союза? Примерно 80 тысяч.

Когда-то у меня была роскошная квартира, я жил под Горбачевым: он на четвертом этаже, я на третьем. Квартира большая, красивая, один обеденный зал 80 квадратных метров, 5 комнат. В 1991 году, как только меня посадили, пришли к моей жене и попросили освободить квартиру, а Горбачев свою квартиру разделил на две части — дочке и внучкам устроил квартиры.

Когда я сидел в тюрьме, Лужков дал супруге моей трехкомнатную квартиру, вот в ней и по сей день живу. Всем доволен.

Экс-министр обороны Сердюков?..

Хочу сказать, что, когда его поставили, он не сопротивлялся, а взялся не за свое дело. Вы — журналист. Поставь вас к станку выточить деталь, вы ее сделаете? Конечно, нет.

Так и его поставили министром, а он ничего не знает. Что такое быть мебельщиком и вдруг стать министром обороны? Кому это было выгодно? Вопрос открытый…

Счастье? Это — миг, мгновенье. Нет розы без шипов, что сердце жаждало… настанет час, умчимся без следов

Я и в бога верить так и не научился… Моя мать была верующая, все время молилась богу. Первый муж умер, тут умирает ее сестра. Нас четверо, и там четверо. Она всем стала матерью, все на себе тащила. На нее все время несчастья сыпались, а она все время молилась. Потом перестала молиться и сказала мне, что никакого бога нет.

Настоящим другом моим была моя первая жена. Я с ней мог поделиться всем без исключения. Вот так сошлось, что стала и женой, и другом А друг в полном смысле этого слова случается в жизни раз или не случается вообще.

Давно уже ни о чем не мечтаю. Как и все, здоровья хочу, чтобы не быть никому обузой.

Слезы?..

Я плачу только от радости. Могу увидеть что-то красивое и заплакать. И не стесняюсь этого. Ведь плакать от радости — куда лучше, чем от слабости.


Амурская правда, № 64, 2019

РИСПИС: Ничего не стоило отдать команду — и все. Но к чему бы это привело? Только к крови… Во имя чего?
Я думаю, на эти вопросы мог бы ответить товарищ Дэн Сяопин
Если историю нельзя писать пером, ее следует писать штыком

Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

poltora_bobra
poltora_bobra

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner