poltora_bobra (poltora_bobra) wrote,
poltora_bobra
poltora_bobra

Category:

Это неправда, что маленьких смерть настигает реже

Это неправда, что маленьких убивают реже - ведь пулеметы режут часто у самой земли (В. Крапивин) 

Саша Ковалев. 16 лет. 9 мая 1944 года. Юнга торпедного катера закрыл собой пробоину в радиаторе, из которого после фашистского налёта хлестал кипяток. (Памятник Саше в Мурманской области сегодня находится в полуразрушенном состоянии)



Ваня Федоров. 13 лет. 14 октября 1942 года фашисты, не считаясь с потерями, предприняли последнюю отчаянную попытку прорваться к Волге. Батарею отправили на самый трудный участок - оборонять тракторный завод в районе Мамаева кургана. Огонь противника был таков, что помочь друг другу не представлялось возможным. Каждое орудие действовало самостоятельно. Ване пришлось заменить убитого наводчика орудия. Он остаётся в одиночестве; повреждён прицел, и он наводит орудие по стволу. Ваню ранили, перебили левую руку в локте, и он начинает правой рукой швырять гранаты в фашистские танки, устремившийся в узкий проход. Потом осколком ему оторвало кисть правой руки, и он зубами безуспешно пытается поднять гранату. Обрубками рук помог прижать гранату к груди и, выпрямившись во весь рост, пошёл навстречу танкам. Фашисты были ошеломлены. Вырвав зубами чеку, Ваня бросился под головной танк, который загородил путь остальным. Фашисты в этот день к Волге не прорвались.

Стасик Меркулов. 11 лет. При обороне Курска ополченцами подносил снаряды. Заменил у пулемёта убитого отца. Стасика срезала очередь, пули попали в ноги, а одна в живот. Ребенок потерял сознание. Утром старики из близлежащего дома пошли за водой и услышали из воронки стон. Это был Стасик. Очнувшись, он кое-как дополз до убитого отца и, прижавшись к нему, провел так холодную ноябрьскую ночь. Выбраться наверх у ребенка уже не было сил. Старики не смогли отнести Стасика к себе домой, - у них уже стояли немцы, но они перенесли мальчика в бытовку кирпичного завода и уложили на пол, заботливо подстелив сена. В бытовке были выбиты стекла, можно себе представить, как было холодно и больно Стасику. Он попросил дедушку позвать маму, сказав, что на улице Хуторской живет знакомый мальчик, пусть он сбегает к маме на улицу Садовую. Когда мать и тетя окольными путями прибежали в бытовку, то увидели страшную картину. Пол был забрызган кровью, а на теле сына были глубокие рваные раны. Носители «нового мирового порядка» или пытали, или же добивали ребенка, выбрав орудием убийства винтовочные штык-ножи.. Стасик умер в ночь на 3-е ноября 1941 года.

Аня Обухова 11 лет. 25 декабря 1941 года. Помогла бежать пленному советскому командиру. Ребенок провел раненого на улицу, уложил на санки, укрыл сеном и провез мимо часовых. Неизвестно, где она устроила тайное убежище: в погребе, или в хлеву, но фашисты не смогли найти советского офицера. Тогда они согнали жителей села и приказали до вечера выдать его, а в назидание расстреляли пожилого крестьянина. И вот еще засветло Аня Обухова, сама пришла в комендатуру и созналась, что офицера «похитила» она. Не сумев заставить пионерку назвать место, где она спрятала командира, они решили продолжить «дознание» иным способом. Избитую Анюту в одном разорванном платьице провели по селу к школе, у которой стояли выброшенные на улицу парты и привязали веревками к одной из них. На улице стоял мороз сорок градусов. В эту же ночь, к утру, село заняли наши подразделения, а враг был отброшен. Но Аня всего этого уже не смогла увидеть

Толя Комар. 15 лет. Когда разведчики подходили к линии фронта, фашисты обнаружили их и начали окружать. Путь к нашему переднему краю преградил огонь вражеского пулемета, который не давал возможности подняться с земли. Над группой разведчиков нависла смертельная опасность. Тогда Толя незаметно пополз к вражескому пулемету и бросил гранату. Пулемет умолк. Но едва разведчики поднялись, пулеметная очередь вновь прижала их к земле. И Толя, спасая товарищей, уже во весь рост бросился к пулемету. Будучи смертельно раненным, он все же успел накрыть вражеский пулемет своим телом.




Миша Белуш 16 лет. Партизаны по двум найденным бродам переходили Неман. Прикрывал левый фланг комиссар отряда С. П. Лесничий. С группой автоматчиков, тремя ручными пулеметами и расчетом противотанковых ружей он переправился через Неман и поспешил к деревне Любичи. Гитлеровцев, находившихся вне укреплений, скоро смяли, и они в беспорядке отошли в ржаные поля. Группа прикрытия остановила подкрепление из Любичей.
  А в центре гремел бой. Партизаны настойчиво двигались вперед: на проволочные заграждения набрасывались плащ-палатки, ватники, тужурки... В короткие паузы между пулеметными очередями некоторым бойцам удавалось перебраться за ограждение, но все больше их ложилось на землю.
  Уже солнце было в зените, а дот все косил и косил людей... Ничего не дал и тридцатикилограммовый толовый заряд на его макушке. Овладеть входом тоже было невозможно: его прикрывал станковый пулемет.
  К доту поползли несколько партизан. Впереди - Миша Белуш. Он первым достиг входа и бросился на пулемет. Фашист нажимал на гашетку напрасно - пулемет замолчал в мертвом объятии партизана. Товарищ Белуша Николай Кадовбик автоматной очередью сразил пулеметчика и бросился по узкому входу в дот. Гитлеровцы, уверенные в надежной защите и поглощенные стрельбой, не заметили за спиной партизан...

Коля Печененко. 11 лет. Несколько раз каратели выводили его на казнь. На него набрасывали петлю, выбивали опору из-под ног и он... падал на землю. Раздавались хохот и улюлюкание. Фашисты развлекались, подрезая веревку, – наблюдали за страхом ребенка, готового к смерти. Лежащего без сознания мальчишку обливали ледяной водой, приводили в чувство, а затем бросали в подвал. Несколько раз гестаповцы «шутили» подобным образом (иногда «расстреливали»), в перерывах между забавами ребенка избивали, загоняли под ногти спички. После очередной «казни» Колю парализовало. Немцы так и не смогли привести его в чувство – решили, что мальчик мертв. Спасли его партизаны: обнаружили лежащим в землянке без движения, синего от побоев, с выбитыми зубами. Впоследствии к Коле вернулась способность двигаться, но... Пытки и издевательства сказались спустя 14 лет после войны – Николая полностью парализовало. Однако он не сдавался – решил написать книгу. Писал, зажав ручку зубами. Чтобы передать весь ужас войны и все пережитое, понадобилось 600 школьных тетрадей! Книгу «Опаленная судьба» издали в 1984 году. Спустя три года Николая Печененко не стало

Tags: взяло за душу, война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 105 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal