poltora_bobra (poltora_bobra) wrote,
poltora_bobra
poltora_bobra

Category:

Виктор Суворов поставляет материалы для ветеранов?

Вот мне интересно - газета "Факты" опубликовала интервью ветерана войны, украинского писателя, Анатолия Димарова, (05.05.1922 г.р). У меня сложилось впечатление, что просто из Суворова окатило

Для начала было рассказано о раскулачивании, о голодоморе, а потом уж потихоньку добрались до армии

mdash; Вы закончили школу в 1940-м. Каким был тот предвоенный год?

— После выпускного все хлопцы собирались поступать в вузы. Я хотел учиться на факультете журналистики. Но пришла команда: «Отставить поступление в вузы!» Нас всех подряд забрили в армию. Я служил в полку, расквартированном в селе Дзиговка под Каменец-Подольским. Целый год нас дрессировали только на наступление. Об отступлении, обороне даже речь не шла. Если же кто-то робко спрашивал: «Может, будем учиться обороне?» — сразу же отправляли на гауптвахту. Думать можно было только о наступлении — «малой кровью, могучим ударом». Наши командиры и помощники командиров все были молодые, да еще и с неполным средним образованием, поэтому нас, десятиклассников, люто ненавидели и муштровали безбожно. Так что сегодняшняя дедовщина просто детские игрушки по сравнению с тем, что тогда происходило.

Сняв полк с казарменного положения, нас бросили форсированным маршем на границу. Завели в лес, разместили в армейских палатках, раздали парадное обмундирование, сапоги вместо обмоток, выдали полуавтоматические винтовки СВТ, а не допотопные с острыми штыками, и оборонительные гранаты, которые поражали цель в радиусе 200 метров и самого бросавшего в том числе, заменили РГД. И каждому вручили… русско-немецкий разговорник: «Где у вас кирха?», «Как добраться до города?» Мы зубрили немецкий, чтобы ориентироваться на территории Германии. Ведь политруки же объявили: «Через две недели войдем в Германию».
— И все в это верили?
— А как не верить, когда за 30 километров от леса видишь новый аэродром с самолетами? Ведь по правилам аэродромы должны находиться за 200-300 километров от линии фронта. Поэтому — да, верили. И ждали мощного удара, разгрома Германии.


Меня дважды комиссовали, Первый раз — в 1941-м. После тяжелого ранения в Сталинграде и контузии я полтора месяца пролежал в госпитале. К родным на Донбасс, в село Студенок, приехал глухой на одно ухо и почти слепой.


Весной 1942-го, когда Сталин готовил прорыв под Харьковом, он угробил две армии. Земля была засыпана трупами и оружием. Мы подбирали пистолеты с автоматами, хранили их в блиндажах. На правах фронтовика, хотя и 19-летнего, я организовал в селе партизанскую группу. На оккупированной территории днем мы были лояльными людьми, а ночью «щипали» полицаев…


Наши войска уже освобождали Украину [февраль 1943], и полевые военкоматы мели все мужское население подряд — от 16-ти и до 66 лет. Лишь бы руки-ноги были, а глухой ты или слепой, никого не интересовало. «Под немцами был? Будешь искупать свою вину кровью!» — говорили в военкоматах, где даже врачей не было.
Я оказался в числе пятисот таких же бойцов. Дело было в Святогорске Донецкой области. Ночью нас пригнали в полуразрушенный город. На улице стояли сильные морозы, а во многих домах были полностью сорваны крыши. И мы, мобилизованные, спали на цементном полу под открытым небом! Утром старшина вывел нас на построение и выдачу оружия, которое, как мы думали, лежало неподалеку на четырех санях. Но когда перед строем солдаты откинули с них брезент, там оказались кирпичи, аккуратно перебитые пополам… «Разбирайте!» — приказали нам.
Потом всех вывели к замерзшему водохранилищу, на противоположной стороне которого виднелись трубы какого-то завода, окруженного кирпичной стеной высотой метров шесть. Там за амбразурами сидели немцы с пулеметами. Подъехал полковник вместе с политруком, оба пьяные как черти, в кожухах нараспашку, а мы все жмемся в чем попало и цокаем зубами от холода. «Здорово, орлы! Пришло время искупить кровью свою вину перед Родиной. Приказываю вам бежать вперед по льду и бросать кирпичи через стену. Немец подумает, что это гранаты, уткнется мордой в снег, а вы прыгайте сверху, отбирайте оружие и вооружайтесь».
Хорошо, что за плечами у меня уже имелся фронтовой опыт, поэтому в ряду первых я не побежал. Немец подпустил нас метров на сто и открыл пулеметный огонь. Все залегли. Окопаться на льду невозможно, и меня, лежачего, все-таки пуля достала. А тут начался обстрел минами-квакушками: они подскакивали на льду, разрываясь в воздухе, — и нас накрывало осколками. Я увидел, как одному бойцу руку оторвало, а потом провалился без памяти.
Пришел в себя уже на госпитальной койке. Не так далеко от того места, где мы атаковали, на Северском Донце. Говорили, что из полутысячи душ уцелело всего десять. В госпитале рассказывали, что под Изюмом Харьковской области таким образом десять тысяч человек угробили: погнали, как и нас, без оружия. Один полковник вспоминал, что, когда форсировали Днепр под Киевом, офицеры обратились к Георгию Жукову: «Товарищ маршал, у нас абсолютно нет плавсредств. Как же мы будем переправлять людей, артиллерию и танки на ту сторону?» А Жуков на это ответил: «По хохлам пройдете». Поэтому, когда мне принесли медаль Жукова, я бросил ее под ноги: «Этого гада носить не буду!» Правда, позволил себе такое уже после распада Советского Союза. Если бы я швырнул награду в те времена, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

Лично я никогда не слышал в атаке криков «За Родину! За Сталина!» Это все журналисты выдумали. В основном звучало «Мать-перемать!», а те, кто боялись подняться, получали палкой по заднице. Кричали «Ура!», когда немец уже драпал, ему в спину. Не знаю, кто меня от смерти уберег. Может, мама за меня Богу молилась. Во всяком случае, на фронте я в Бога поверил
.


Или ветераны и украинские писатели - это разные вещи?
Tags: война, привет Солженицыну
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 182 comments