Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Я друг катерника. Не всё так однозначно

Мрази! В Таганроге косточки ваших холопов, которые мастерили этот ублюдочный мосток, с каждым приливом на берег вымывает! Сколько там их сгинуло не знает никто, но по статистике за 2015-2018 годы из 83567 тысяч человек пропавших без вести в рфии, не менее половины сгинуло от непосильного труда и сброшено в море. Слышал рассказ катериника, как у него на катере мотор заглох, он стал разбирать, а там в коленвал винта черепок попал, со дна течением поднятый... Он его сложил целиком и по форме черепа определил, что это скорее всего был несчастный зырянин.... (Без комментариев)

О загадках гибели "Адмирала Нахимова"

Политический ссыльный Боровлев рассказывает о загадках гибели "Адмирала Нахимова"



Сразу ясно и понятно,  что в катастрофе "Нахимова" виновата советская тоталитарная система - капитаны "Нахимова" и "Васева" простые стрелочники.
Если у кораблей названия "Коста Конкордия", "Эстония" или "Булгария", то, конечно здесь виноваты обстоятельства.

О том, что это был последний рейс "Нахимова" перед списанием, лучше не упоминать.

И - да. Советская пресса молчала. А чекисты запрещали давать телеграммы о катастрофе.

Советская культура, 06.09.1986


Известия, 03.09.1986

О правительственной комиссии по рассмотрению причин аварии парохода "Адмирал Нахимов"
Для проведения спасательных работ подкючены необходимые силы и средства Министерства морского флота, Черноморского военно-морского флота, гражданской авиации и других ведомств.
В результате принятых мер спасено 836 человек. Всем пострадавшим оказана необходимая помощь. 29 человек госпитализировано. Из воды поднято 79 погибших. Не найдено пока 315 человек.
Поисково-спасательные работы продолжаются.
Правительственная комиссиия на месте проводит установление причин аварии и осуществляет другие мероприятия
.


А может партком во всем виноват?

Справочно: Боровлёв Евгений Михайлович, 1930 г.р. Капитан дальнего плавания, инвалид Отечественной войны 2-й группы, участник боевых действий. Проживает в г. Одесса

К тексту только один вопрос

К тексту только один вопрос - на основании чего это написано?


Сибирская жизнь, № 108, 1905
Офицер, давший интервью Daily Express не назван, но упоминается старший судовой механик - подполковник корпуса инженеров-механиков Василий Семёнович Рябинин


уроженец д. Алкаево, обладатель Георгиевского креста матрос С. С. Ющин

Ефрейтор Больман спасает четырех солдат

Маленький Петя на льдине играл,
Сзади к нему ледокол подплывал.
Долго смеялись на палубе дети-
Слева пол-Пети и справа пол-Пети


Спешите видеть: ефрейтор Больман на чудо-мотоцикле раздваивает людей



Наш путь, №26,1944

Ужасы российской жизни

Просто не знаю, как теперь жить. Всё так хреново.




Авианосец работает на покрышках. Как в глаза смотреть то людям теперь? Пойду полежу в кустах один. Нет! Брошу всё и уеду на Украину. Только говорят, вид на жительство на Украине дают с условием тем, кто захватит с собой пару кило краски - дабы "Украину" хоть малёхо покрасить

О дореволюционной службе на крейсере "Аврора"

В Цусимском бою на траспорте "Камчатка" погиб младший судовой механик Поручик КИМ Александр Михайлович Плешков - выпускник Корпуса морских инженеров. Он записался во флот добровольцем по окончании Императорского технического училища. В июле 1904 г. он писал своим родным с борта крейсера «Аврора», где находился во время подготовки 2-й Тихоокеанской эскадры:

«Мой морской заработок распределяется весьма любопытно. Из 48 руб. 40 надо платить в кают-компанию за питание (очень обидно столько отдавать только за одно питание!), затем 1,86 идет вестовому, 5 руб. — на оркестр, 20 коп. — гальюнщику. Затем следуют удержания: 20 коп. идут в морской фонд и еще 20 коп. — на церковь. Я получаю несколько копеек, которые остаются, но это не столь важно. Что действительно страшно, так это находиться среди людей, чьи мораль и манеры находишь неприемлемыми. Я живу только вашими письмами...
...Раньше мы слышали много разговоров о нашей юности в матросской форме. Здесь я был поражен тем, как выглядит команда: люди напоминают осужденных. Их форма почти всегда грязна, их лица бледны и опухши, и часто имеют идиотское выражение. Работают они как минимум с 5 утра до 8 часов вечера. Праздники почти ничем не отличаются от рабочих дней: даже церковные службы, не всегда совершаются. Напротив, в праздники работа продолжительнее и тяжелее. Часты жалобы на питание.
Людей очень редко отпускают на берег. От лейтенантов, в особенности от мичманов, слышишь одну ругань, отборную брань, достойную извозчиков. Некоторых палубников я с полным правом мог бы назвать закоренелыми матерщинниками. Склонен думать, что идиотские лица команды — это результат притеснений, которым их подвергают...
У нашего «подводного» персонала, т.е. машинной команды, отношения с офицерами не хуже, а пожалуй даже лучше, чем где-нибудь на берегу, в цеху или на заводе. Однако палубные офицеры тычут свой нос куда надо и не надо и порой вызывают машинный персонал для службы на палубе, например несения вахты у орудия и т.д. По роду службы я должен постоянно проверять работу. По характеру своему я не склонен ругаться и в этом смысле чувствую себя совсем не подготовленным, но один механик, советовал мне в открытую схватить в таких случаях бездельника за шиворот и расквасить ему нос...
...Рожественский, наконец, поднял свой флаг на «Князе Суворове», но выход Эскадры на учения был отложен на пять дней. Мне меняют каюту уже в третий раз; эти перемещения связаны с прибытием новых мичманов. Какие они все молодые и зеленые и какая у них гордость, апломб и самоуверенность! И вот в такие руки мы отдаем будущее нашей страны!...
...Мы все еще стоим в Кронштадте. Ходят слухи, что мы идем в Ревель на артиллерийские и торпедные учения. Это было бы очень полезно. Мы пытались провести здесь стрельбу по мишеням, но это окончилось неудачей. Стреляли ружейными патронами из пушек (используя специальное устройство) и раз или два попали в какую-то крепость, что окончилось жалобой в наш адрес и прекращением всяких стрельб. Потом решили запускать торпеды с парового катера. Одну запустили, но она ушла носом на дно, зарывшись в ил; ее с большим трудом достали потом водолазы. И так у нас все. Мы теряем что-нибудь в море, а затем тратим целый день, чтобы с помощью водолазов, тросов и всяких приспособлений достать это, либо же у нас сталкиваются два бота, и мы должны отправлять их в порт для ремонта и т.д.
Мы читаем в газетах о том., как нас бьют на Дальнем Востоке, особенно эскадру, — и мы все удручены, боевой дух офицеров на самом низком уровне, на столько низком, что самый храбрый из нас — судовой священник — иногда поражает меня своей жаждой боя.
Всех беспокоит состав нашей эскадры. Лучшая ее часть — четыре новых броненосца и крейсер «Олег», но они едва-едва закончены и не прошли должных ходовых испытаний, а их пушки просто «девственницы». Что до остальных, то про них лучше не вспоминать.
Что касается команды, то мое мнение не изменилось. Ее вид удручает. Ты пишешь, что тебе все показалось по-другому. Мы здесь тоже видим эту другую сторону. Приди сюда в праздничный день, когда кругом чистота и порядок и команда отдыхает, — ты увидишь идиллию: на палубе посреди корабля играет оркестр, две-три пары матросов танцуют польку, венгерку или па-де-катр в кружке улыбающихся матросов. И я сам сначала думал, что жизнь здесь хороша.
Но а точение двух месяцев такая идиллия имела место всего дважды и каждый раз по часу с половиной. В тот же период я был и свидетелем истязаний: простоять четыре часа с поднятой над головой винтовкой считается здесь пустячным наказанием...
Команда несколько раз обращалась с коллективной жалобой на питание, когда командир делал свой обычный воскресный обход с традиционным вопросом: «Есть ли жалобы?» Короче, наша нижняя палуба отнюдь не в радужном настроении».

Просто бытовуха

Сегодня, читая информсообщение КГБ УССР от 15.09.1982 г. поймал себя на мысли, что капитан есть невозвращенец и сбежал с судна хитрым способом.
Именно только о таких гражданах сегодня говорит пресса. Вот и сработал шаблон.




Все намного проще и страшнее - бытовуха.


Показательным примером здесь может служить уголовное дело по обвинению Гражданкина, второго механика теплохода “Сабирабад”, в убийстве Левченко, капитана этого суда, совершенного в открытом море, без свидетелей, в сентябре 1982 г.
Обстоятельства дела просты. Между Левченко и Гражданкиным сложились очень плохие отношения. Капитан теплохода Левченко вполне обоснованно считал, что его подчиненный Гражданкин не соответствует занимаемой должности (по причине злоупотребления спиртными напитками, многочисленных конфликтов и драк с сослуживцами, нарушений моральных норм и др. причинам). В апреле 1982 г. Левченко официально потребовал от руководства пароходства не направлять больше Гражданкина на его теплоход, но отдел кадров проигнорировал это требование Левченко, о котором Гражданкин знал.
3 сентября 1982 г. Гражданкин не выполнил свои служебные обязанности по откачке балласта, самовольно ушел с судна и в этот же день явился на судно в состоянии алкогольного опьянения. Левченко по данному случаю назначил служебное расследование и потребовал от Гражданкина письменное объяснение. Фактически это означало, что Гражданкин не только будет списан с теплохода “Сабирабад”, но и вообще больше не сможет ходить в загранплавание. (Социальный статус советского моряка, который регулярно ходил в загранплавание, был на порядок выше статуса моряка, который был лишен такой возможности).
13 сентября 1982 г., когда судно находилось в Адриатическом море, Левченко повторно потребовал от Гражданкина объяснений в письменном виде за допущенный прогул и неисполнение обязанностей 3 сентября.
В ночь с 13 на 14 сентября 1982 г. капитан Левченко пропал с судна, находившегося в открытом море.
Было возбуждено уголовное дело. Свидетели – члены экипажа судна показали следующее: 1) 14 сентября, около 5 утра, что-то тяжелое упало в воду напротив иллюминатора каюты свидетеля Маркина; 2) Несколько членов экипажа примерно в 5.20 утра видели, как Гражданкин застирывал в своей каюте рубашку, и утром был уже совершенно в другой одежде, чем ночью; 3) Последний раз Левченко видели в 4.05 на камбузе, где в тот момент с ним находился Гражданкин; 4) Утром 14 сентября швабра одного из ватерклозетов оказалась мокрой и грязной и стояла не на своем месте; 5) Свидетели подробно изложили историю взаимоотношений Левченко и Гражданкина.
Сначала Гражданкин отрицал, что ему что-либо известно вообще о том, почему и как пропал с судна Левченко. Потом, когда ему предъявили улики, под их тяжестью сознался в умышленном убийстве Левченко.
Впоследствии Гражданкин от своих показаний отказался, и стал утверждать, что Левченко напал на него, а он, защищаясь, неумышленно сбросил его в море.
Почему следователи, прокуроры и судьи не поверили новым показаниям Гражданкина? Почему у них не возникло в отношении деяния, совершенного Гражданкиным, разумных неустранимых сомнений, для преодоления которых им пришлось бы использовать презумпцию невиновности?
Сокрытие факта драки, а также попытки уничтожить следы преступления (застирывание рубашки, мытье пола) – характерны именно для умышленного убийства. Мотив же преступления у Гражданкина был, и мотив этот ясный и очень понятный, это типичный мотив для убийства. Личность преступника – адекватна совершенному им преступлению. Регулярно дрался, пьянствовал, не исполнял своих прямых служебных обязанностей.
Именно поэтому Донецкий областной суд приговорил Гражданкина к исключительной мере наказания – расстрелу, а Верховный Суд Украинской ССР приговор оставил без изменения
(Саенко И.П., Делимбовский А.Н. Из опыта расследования умышленного убийства, совершенного в открытом море / в сб. “Следственная практика”. – Выпуск 151. – М.: Изд-во “Юридическая литература”, 1987. – С. 88-93)

Вот такие дела

От себя - на Набережную не могу выйти второй день - а тут вон оно что!



С семи утра 31 марта на набережной Ялты наблюдалось скопление людей в военной форме и простых зевак. Необычное для этого дня оживление было обусловлено тем, что из моря по направлению к берегу на скорости около двадцати узлов приближалось нечто издалека напоминающее знаменитое лохнесское чудовище. Когда "чудовище" приблизилось, по гражданско-военной толпе прокатился вздох изумления: к ялтинскому берегу медленно шла иностранная подводная лодка.
Лодка как ни в чём не бывало дрейфовала у берега. Со стороны города сюда же мчались машины с мигалками, правоохранители, смекнув, что гласность в данном случае им не очень-то на руку (шутка ли, шпиона проспали!), начали потихоньку разгонять толпу.
- Расходимся, граждане, расходимся, здесь нет ничего интересного, - приговаривали камуфлированные граждане в масках.
Правоохранители комментировать происшедшее отказались. Компетентный источник из органов, пожелавший остаться неназванным, сообщил нашему корреспонденту, что американская подводная лодка пришла в Крым из грузинского порта Поти, нарушив государственную границу... Экипаж - семеро граждан США. Истинная цель их неожиданного визита на полуостров пока неизвестна.
- Командир экипажа сообщил, что судно, базировавшееся последние полтора года в грузинском порту, две недели назад получило команду сняться с якоря и взять курс на Крымский полуостров, - сказал источник. - Цель визита - погранично-представительская встреча с крымскими коллегами. Учитывая, что на вооружении крымских пограничников субмарин нет и никогда не было, да и встречу они никакую не готовили, сами понимаете, какой мы сделали вывод.
Экипаж субмарины задержан до окончания разбирательства, американцы находятся в ялтинском изоляторе временного содержания.
Со вчерашнего дня у входа в изолятор дежурит молодая женщина с маленьким ребёнком. Корреспонденту нашей газеты она представилась Викторией и сообщила, что ожидает встречи с задержанным накануне командиром субмарины темнокожим Мейсоном Ли Брауном.
- Мейсон - отец моего сына Павлика, - рассказал нам Вика. - Год назад я ездила в Грузию с миссией "Красного Креста", в один из свободных вечеров гуляла и познакомилась с Мейсоном. Между нами вспыхнуло чувство, два месяца мы были неразлучны. Потом у меня заболела мама и я вернулась в Крым. Уже дома узнала, что беременна, написала Мейсону, что у нас будет ребёнок, потом - что родила ему сына. Мейсон пообещал забрать меня к себе в Аризону, но американская сторона отказала мне в выдаче визы по причине того, что я три года прожила в Йемене: боятся террористов. С просьбой выдать мне визу дошла до комиссии по правам человека, там мой вопрос решили положительно. Но наши пограничники всё равно не пропустили меня с ребёнком, потому что не было письменного разрешения от отца на вывоз малыша. А папа мальчика застрял в Грузии, он - военнослужащий, в отпуск не пускают. Замкнутый круг получился. Кажется, тогда Мейсон решился на этот поступок ради меня.
Правоохранителями установлено, что командиром экипажа действительно является уроженец штата Аризона 32-летний Мейсон Ли Браун. Теперь им предстоит выяснить, действительно ли совершённое Брауном вопиющее правонарушение продиктовано личными мотивами или это ширма, прикрывающая шпионское задание.
Как бы то ни было, свидание с долгожданным женихом у Виктории если и будет, то недолгим: по закону ему полагается немалый тюремный срок. Правда, если мистер Браун окажется шпионом, его могут не выслать на родину, и тогда Вика сможет носить любимому передачи. Преимущество невелико, но тут уж, как в песне из фильма о гардемаринах: "За краткий миг короткой встречи так это, право, не цена"
.
Валентина ВОРОБЬЁВА. ("Крымская правда", №58)